Покуда нежность дев

Покуда нежность дев, отеческая власть
Среди людей подобны силе львиной,
Лишь чистый гнев и пиковая страсть
Дают литой булат тотальной дисциплины.

Ногами на земле, главой коснувшись звёзд,
Простой герой – продукт волшебной ковки,
Не поклонившись, станет в полный рост:
В одной руке стихи – в другой руке винтовка.

Зароком мира будет меткая стрельба,
Наградою, что получает первый –
И хлеб нарезаный, и пот со лба,
И гордость за труды, и стих зовущий к жертве.

Continue reading →

Туманность жестяной трубы

Туманность жестяной трубы
Плывёт над пьяным переулком.
Кровь из порезанной губы
Окрашивает мякоть булки.

О, что за сила, что за страсть
По мелочам открыто, честно
Рассеяна широким жестом
В пылу ежеминутных трат!

Во след строке бежит строка
Проста, прозрачна и легка.
То бытия то забытья
Любовница поочередно,
Так немощна и так презренна
Сегодня музыка моя.

Continue reading →

Мало нужно для выражения

Мало нужно для выражения,
Да и нечего выражать,
Только буквы рядком лежат,
Составляют стихотворение.

В счет идет жестокость писателя,
Да терпение слова, раз
Острия отточеных фраз
На зияния указатели.

Continue reading →

Непримиримость

Непримиримо копие
Повергнувшее миллионы.
Хребтина держит бытие
Подстать дорической колонне.
Прямолинейное легко.
Поступок соразмерен слову.
Анатомический закон
Неравноправия основа.
Писатель человеку дан,
Как колизей квадратный Риму.
Прямохождению в пандан
Поэзия непримирима.

Continue reading →

Цветок малиново-лиловый

цветок малиново-лиловый
благоухает непристойно
сродни рифмованному слову
падежная болезнь и войны

подобран в кабаке вчерашнем
сам саламандра страж порога
цветок сказал душе пропащей
входи сегодня ночь порока

ах до чего нетерпеливо
боролись с собственною тенью
благоуханные разрывы
меж увяданьем и цветеньем

меж кокаином и любовью
как стигму рабскую на коже
малиново-лиловой кровью
мы аромат избыть не можем

Continue reading →

Ты сама погибнуть желаешь

ты сама погибнуть желаешь
душа волшебный павлин
безответственно порождаешь
адама призрачных глин

ты ведьма душа наварила
алкоголя из георгин
любит не любит говорила
а в крови любовь героин

тысячи лепестков обрывая
в мантическом дурмане
не становясь не бывая
пенья не обрывая

Continue reading →

Стеклянный бой

быть мной – есть стеклянный бой
а в г у с т губам по вкусу
губит событие собой
с тобою не убоюсь труса
сам землетрясение страх дождь
целующий меня целует нож

лепестки или кровоподтеки
разъяты и одиноки
таков порядок сначалa боль потом
наслаждение фигуры ребром
человека он тюрьма света ты сама
ом кринг каликайе намаh

Continue reading →

Ртутное Дитя

дерево говорит о достраивании равного темные
диалекты воды о движении это речь о речи эпос
самоедов одиссей правнук гермеса правит
ладью между утесами оледененья и высыханья

олень на одном на другом леопард резвятся
в ручьях волшебная радуга над потоком застит
небеса страшно открыть глаза наша пыльца
на ворсинках чешуекрылого – души умершей – сладка

эта сладость слабость тел извив к тяжелому
сердцу земли падение – помнишь чего не было? –
призраки живут всегда иначе грамматика
mutatis mutandis меняется с каждой буквой

это наше ртутное дитя питается болью
ослепительное „да“ бесстрашие на дне твоих глаз

Continue reading →

تهافت التهافت

время визг расстояния в звуке
белые туфли брюки любовная роза
нежность ветвится дерево бесстыдноaverroes
оплетено геометрическим паразитом
– хорошо – склейки и прячет выходы
кроличья нора пещера Али Бабы

помнишь ночь помнишь первое что
помнишь или непоследовательность
непоследовательности араб прогуливается
меж колонн – вот гермес – телегу разграбили
арабы истина ни едина ни двойствена а
зыбь зов sog цифр пустыни а я

Continue reading →

Sonnet Identitaire

реконструкция волны из корпускул реконструкция
самоповторяющихся элементов барочного вихря по
циркуляру из москвы новая европейская красота
есть вечное возвращение равного

карета оставляет полосу конской мочи
на брусчатке не заезжий циркач (белый
кролик из черной шляпы бытие
из пустоты) реставратор наш демиург

мы маленькие люди мы живем
в музее музей утроба колониальной метрополии
под рассеяным освещением порно когда
смотритель щелкает выключателем тени выходят из тени

сливаясь в неразличимом мы кричим
„депортация! депортация! депортация! депортация! депортация!“

Continue reading →