Витрувианский человек

От полицейского до лекаря,
От извинения до здравствуй,
Витрувианский человек
Себя увидел в государстве.

Оно из организма вытекло,
Как вытекает кровь из вишни,
Поскольку уличной политике
Присуща физиологичность.

Continue reading →

туманомет

оперативная истерика
убойней чем большая берта,
сегодняшние мушка с целиком –
заболевание и смертность.

в таких полях любая лирика
приобретает вид литоты,
газеты читанной до дырки,
листовки из туманомета.

Continue reading →

Georgij Iwanow

Bin für den Krieg, die Interventen,
Den Tsar, gleich ob er Toter ist,
Den russischen Intelligenten
Veracht’ ich bis zum End’ zutiefst.

All hör Befehle ew’ger Götter,
Kein Unsinn schäbiger Proleten!
Atom dem Göttlichen devote
Gespalten über Russlands Steppe!

Continue reading →

Е.

направление задает корридор.
не в ногу, шагам теряя счет,
друг на друга не поднимая взор,
фанатично, как на эшафот,

ненормальный зрачок потупив ниц,
крыльями накрашенных ресниц
кокаиновую взвивая пыльцу
с тротуаром берлинским лицо к лицу,

так прилюдно уличенный вор
собирается в последнем броске,
друг на друга не поднимая взор,
мы пройдем от рая на волоске.

Continue reading →

Когда человек без дома…

Когда человек без дома,
Когда человек без денег,
Он выглядит по-иному, 
Неотличим от тени.

Когда человеку просто
Не от чего отличиться, 
Он от земли оторвется 
И полетит, как птица.

Что с того, что по своду
Люди летают мимо, 
От последней свободы
Вовсе неотличимы.

Continue reading →

Маме

Дар предельно тяжел, поскольку прост.
Каждое, что не помня себя, упрямо
Я люблю во весь человеческий рост,
Было даровано тобою, мама.

Каждое слово, верное, как весы,
Сердце, сердце моё, движенье воли,
Солнце в горящие руки твой сын
Примет, как дар, и разделит с тобою.

Continue reading →

Солнцеворот

красота безжалостна вот мраморная квадрига наивысшее натяжение каждой жилы силы вот мраморный мозг овалы зрачков отражают слепнущую синеву ноздри забиты мелом

путник одинок я солнцеподобно правлю лишь вверх к совершенству ни спать ни есть стойкий запах пота спермы так ускоряется перестук клавиш машинки маринетти „любите слепых героев их глаза обожжены солнцем итальянской славы“

иоанн указует шуйцей на сердце десница горе распороть нежный полог небесной бритвою выжечь землю светом перевернется колесница тело поверженное мрамор нежные нимфы вам

Continue reading →

Нож

кто целует меня – 
целует нож,
потому что нож
на язык похож.

ни у человека, 
ни у зверей
не клинка языка
моего острей.

острие – не имя, 
не тело – нож. 
поцелуешь раз – 
навсегда присягнешь

языку без имени 
и лица 
человечьи живые
крошить сердца.

Continue reading →

Лазарева суббота II

нет причин говорить кроме любви.
наоборот, причин помолчать не счесть.
восставляют усопших слова твои,
то что услышал лазарь – прямая речь.

звук – всегда порождение тишины. 
некогда навеки немые уста
произнесут, будучи воскрешены,
имя твоё, иисуса христа.

Continue reading →

лазарева суббота I

отвердевшие носки, пропитанные дезодорантом, подобны барочным 
реликвиям
столь же явно отсутствие являемого

мир мертвых мур-мур 
труп присутствует
труп отсутствует

бесконечный камень ни то чтоб не сдвинуть но лучше не трогать чтоб не почувствовать нашу вонь

Continue reading →