Mann

Мужчина – иного нету!
Cорванных масок не жаль.
Герои канули в Лету.

Поля троянского даль.

Только гари пожарищ,
Пламя ночь напролет,
Только верный товарищ
Последнее стережет.

Безбожное небо ровно.
Земля без матери – вниз.
Претерпевай безмолвно.
Будь большим. Подтянись.

Continue reading →

Regressiv

Aх, ни тобою и ни образом
любви, ни кровию детей,
ни словом и ни делом собраны

покои темноты твоей.

Что боги, звери что, неужто
я или ты – набор гримас?
Упадок, катафалк, ракушкой
поросший глаз.

Лишь иногда у кромки берега:
вода гниет и цвет коралла,
случалось, ты непреднамеренно
ночное веко поднимала.

Стигийский мак, паром туманный,
горизонтальность, равновесие.
Слеза ли морю не желанна,
о, талассальная регрессия!

Continue reading →

Palau

„Красен вечер над архипелагом Палау
И падают тени – “
Женственность чаш была и
будет питьем и пеньем.
Птица зловеще кричит.
Зловеще трещит древоточец.
Не различишь в ночи
Призраков ночи.

Риф раскален. Над эвкалиптом реет
Пальмовость и тропичность.
Целое тем быстрее –
Фрагмент, мозаичность,
До неорганики,
До нирваны
Во чреве никем
Не виданных океанов.

Красен вечер над архипелагом Палау
Движутся к солнцу по встречной
Над мельтешащей мглою
„Никогда и вечно“.
Переправа – вот имя
Любому смертному ложу.
Окружены чужими
Твои колыбели тоже.

Умащены жиром жертв
Обрубки акаций.
Отчаливаешь, мертв,
Ладьею кремаций,
Что вино к берегам: мегалит,
Курганная масса.
Молот Тора разбит,
Брошенный асам –

Изнемогают боги,
Им под стать самодержцы,
Произошедшие из головы громовержца –
Мир на излете встал.
Из дребежжанья бемоля
Вычесть никак металл
Харонового обола.

Море живит каракатиц.
Совокупленье.
Все что держало натиск –
Добыча тленья.
Красен вечер над архипелагом Палау.
Эвкалипты мерцают.
Поднимается мельтешащая мгла:
Быть тому, чего не бывает.

Continue reading →

Durch jede Stunde…

Заслово слово, за часом час
Рана творенья в тысячу чаш
Капля за каплей землю умой
Час становленья – снова домой.
Всяческой твари дал Бог крыло,
Стремя – кайсаку, гунну – седло.
Не понимать, спросить не мочь,
Держать небеса, летящие прочь
Час и не больше преданья свет
Далее рана, иного нет.
Пашня поблекла, пастух позвал
Значит напейся, лишь синева
Чудных видений далекий свет.
Есть только верность, иного нет.
Верность империям, иное ничто.
Верности стать мимолетной мечтой.
Танец, круженье, предания свет
Хмель из молчанья, иного нет.

Continue reading →

Leben – niederer Wahn…

Жизнь – низменный бред,
Мечта мальчишек и сброда,
Но ты, из старого рода,
Жизни которому нет,

В ожиданье чего?
Разве что в опьяненьи
Разменять на мгновенье
Мир на себя самого?

Будь то женщина, брат,
Жизнь не все ли давала,
Вера ль не ускользала,
И наконец распад?

В форму веруют все.
Только руками тронутые,
Позже из рук исторгнутые
Статуи жнут посев.

Continue reading →

O Nacht…

О, Ночь! Я принял кокаин!
Кровь наслажденье переносит.
Умножилось число морщин.
Мне повелела эта осень
Цвести, как поздний георгин!

О, Ночь, лишь слабое желанье,
Тумана сумрачная взвесь!
Сосредоточь, уравновесь
Экспансию, самосознанье!

Корпускулы, эретроциты
Туда-сюда и запашок…
Мозг ощущает – хорошо –
Словесный ливень вдрызг разбитый!

Обрывок тени ловит лещик.
К земле комету повело.
Крошится черепа крыло
В процессе становленья вещью.

О Ночь, я умоляю, дай
Пустяк, пока не исчезаю,
Дай расцвести, переливая
Самосознанье через край!

Ночь! Одолжи черты лица!
Меня из нервной сказки ради
Того, что отцветает за день,
Роди для кубка и венца!

Но, чу! блаженная истома…
Мне звездно, нет, я не оглох
Экстаз! сам, одинокий бог
Являюсь Я в ударе грома!

Continue reading →